Главная » Статьи » Мои статьи

ИВАН-СОЛДАТ Русская сказка ... пересказ А.И.Любарской...


ИВАН-СОЛДАТ
Русская сказка

   Жил старик с тремя сыновьями. На краю света жил. Кругом глушь да топь, места дикие, болота непроходимые. В обход идти — пяти лет не хватит, напрямик идти — вовсе не добраться.
   Вот и задумал отец с сыновьями мосты мостить, чтобы была через те болота и дебри дорога прямохожая-прямоезжая.
   Принялись они за дело и в недолгом времени всё справили: намостили мосты калиновые, проложили дорогу прямохожую-прямоезжую.
   Пешему по той дороге — трёх дней много, конному — трёх часов довольно.
   И как кончили работу, говорит старик старшому сыну:
   — Ступай, сын мой любезный, сядь под мостом в скрытном месте и, как пройдёт первый человек по мосту, слушай, какое он первое слово скажет.
   Пошёл старшой сын. Сел в скрытном месте под мостом, сидит, ждёт.

   А тем временем идёт по мосту старенький старичок. Идёт и приговаривает:
   — Дай бог доброго здоровья тому, кто этот мост мостил. Пусть ему всё сбудется, чего он ни пожелает.
   Тут старшой брат вылез из-под моста и говорит:
   — А это мы мост мостили — три брата нас и с нами наш батюшка.
   — Ну, парень, — говорит старичок, — сказывай, чего тебе надобно, — всё будет.
   — А мне, — отвечает старшой брат, — много не надо. Было бы только хлеба на век да чтобы в люди ни за чем не ходить.
   — Ладно, — говорит старичок, — так и будет.
   Приходит старшой сын домой и обо всём отцу рассказывает.
   На другой день посылает отец среднего сына.
   Пошёл средний сын, сидит под мостом, ждёт — кто первый по мосту пройдёт, какое первое слово скажет.
   А тем временем опять тот же старичок идёт и те же слова приговаривает:
   — Вот уж спасибо тому, кто мост мостил, вот уж спасибо! Пусть ему всякая удача будет и всякое желание его исполнится.
   Тут средний брат вышел из-под моста и говорит:
   — А это мы мост мостили, — три брата нас и с нами наш батюшка.
   — Ну коли так, — говорит старичок, — сказывай, парень, чего ты желаешь?
   — А я много не желаю, — говорит средний брат, — было бы хозяйство в исправности да чтобы век свой дома прожить.
   — Что ж, — говорит старичок, — будет по-твоему.
   На третий день посылает отец меньшого своего сына:
   — Ступай, Иван, теперь ты.
   Сидит Иван под мостом, ждёт, а по мосту опять тот же старичок идёт и опять шепчет:
   — Вот уважили так уважили! Пусть тому, кто этот мост мостил, всякое счастье да удача будет, и чего ни захочет его душа, то пусть и сбудется.
   Тут вышел Иван из-под моста и говорит:
   — Это мы, дедушка, мост мостили, — три брата нас и с нами наш батюшка.
   — Ну, внучек, — говорит старичок, — сказывай, что тебе надобно, всё сбудется.
   Подумал, подумал Иван и говорит:
   — В солдаты я хочу идти, дедушка.
   — Да ведь худо в солдатах, — говорит старичок. — Солдатская служба без отдыху, без сроку, вся на ходу да в походах. Смотри, пожалеешь.
   — Нет, — говорит Иван, — пойду в солдаты.
   — Да ты погоди, не торопись, — говорит старичок.
   Дотронулся он рукой до его плеча, и вмиг обернулся Иван ясным соколом.
   Взвился ясный сокол в поднебесье, летал, летал — над морями студёными, над пустынями безводными, — всего нагляделся, всего натерпелся. Потом оземь ударился — снова молодцем стал.
   — Ну, — говорит старичок, — ты теперь много, чай, узнал. А в солдатах ещё не то будет. Не боишься?
   — Не боюсь, — говорит Иван.
   А старичок в другой раз тронул его рукой и говорит:
   — Был молодец соколом, стань рысью.
   Сказал, — и словно не было Ивана. А по лесной тропе рысь бежит.
   Бегала рысь по лесам, бегала, рыскала по полям, рыскала, чуть в капкан не угодила, едва от охотников ушла. А потом оземь ударилась и снова Иваном обернулась.
   — Что, — спрашивает старичок Ивана, — натерпелся беды? А солдатская служба тяжелее будет. Не побоишься?
   — Не побоюсь, — отвечает Иван.
   Тут в третий раз коснулся его старичок и говорит:
   — Был молодец рысью, стань оленем.
   И обернулся Иван оленем золоторогим.
   Побежал олень по горам, побежал по долам. В облаву попал, да ушёл, под пулями был, да убежал. А потом ударился оземь — и снова добрым молодцем стал.
   — Небось намаялся? — спрашивает его старичок. — Пойдёшь ли теперь в солдаты? В солдатах ещё не то будет!
   — Пойду, — говорит Иван.
   — Ладно же, — говорит старичок, — будь по-твоему. А за то, что выбрал ты себе добрую службу, я тебя вот какой силой одарю: когда придёт нужда, ударься оземь и мигом обернёшься, коли захочешь соколом — так соколом, коли захочешь рысью — так рысью, коли захочешь оленем — так оленем. А надо будет над кем другим силу свою показать — только пожелай, и станет всяк по твоей воле: коли захочешь оленем — так оленем, коли захочешь рысью — так рысью, коли захочешь соколом — так соколом. А теперь прощай, будь здоров.
   Сказал так старичок и пошёл дальше своей дорогой.
   А Иван домой вернулся.
   — Ну, Иван, — спрашивает его отец, — что видал, что слыхал, какое тебе счастье досталось?
   А Иван и говорит:
   — Я, батюшка, в солдаты пойду.
   Отец удивляется.
   — Что же ты, — говорит, — ничего другого не попросил? Худо ведь в солдатах. Ну да теперь дела не исправишь. Видно, такая уж твоя судьба.
   На другой день простился Иван с отцом, с братьями и отправился в путь-дорогу...
   Долго ли, коротко ли шёл, а пришёл он на царский двор и — прямо к царю.
   — Батюшка-царь, — говорит, — не вели казнить, вели слово вымолвить.
   — Говори, — приказывает царь.
   — Батюшка-царь, возьми меня в военную службу, — просит Иван.
   — Что ты! — удивляется царь. — Ты и годами мал и умом неразумен, где тебе идти в службу!
   — Батюшка-царь, — опять просит Иван, — может, я и годами мал и умом неразумен, а служить тебе буду не хуже других — верой и правдой.
   Царь и согласился.
   Прослужил Иван год ли, два ли, может, и все три года, а тут как раз заваруха-война сделалась.
   Собрал царь всё своё войско и пошёл воевать.
   Шли, шли, год ли, два ли, а может, и все три года и доходят до того самого места, где положено войну вести.
   Расставил царь своё войско по порядку — тут тебе пехота, тут пушкари, тут стрелки.
   И неприятель тоже свои силы выставил.
   Вот затрубил рог, сшиблись оба войска.
   Да никто никого одолеть не может — ни те этих, ни эти тех. До самой ночи бились, так ни с чем по местам и разошлись.
   Три дня отдыхали, сил набирались, а потом опять схватились. Только опять никто никого побороть не может — ни эти тех, ни те этих.
   Опечалился царь.
   «Эх, — думает, — сюда бы мою кавалерию, так не то было бы!»
   Да вот беда — дома кавалерия осталась. Что тут делать? Как быть?
   Кликнул царь клич по всему войску:
   — Не найдётся ли, люди служивые, среди вас такой проворный, чтобы в три дня домой сходил и кавалерию на подмогу привёл?
   Нет, никто не нашёлся.
   — Мы и рады бы стараться, — говорят солдаты, — только не про нас это дело. Шутка ли, в три дня оба конца отмахать, когда мы в один конец чуть не три года шли.
   Тут вызвался Иван.
   — Дозволь, — говорит, — царь-батюшка, я схожу.
   Обрадовался царь — и не сказать как!
   — Иди, Иван, — говорит. — Ежели через три дня вернёшься и кавалерию приведёшь, я за тебя дочь свою замуж отдам, а как умру — оставлю тебе всё своё царство.
   Стал Иван снаряжаться в путь. Пуговицы мелом начистил, сапоги сажей почернил, ремень подтянул и зашагал по дороге. Раз-два, раз-два! Левой-правой, левой-правой!
   А как скрылся у всех из виду, оземь ударился и обернулся рысью.
   Бежит рысь, по земле стелется. Где овраг — прыжком возьмёт, где бурелом — ползком проползёт. Бежала, бежала, совсем обессилела. Ударилась оземь и обернулась оленем быстроногим.
   Скачет олень во всю прыть, летит, словно стрела, из лука пущенная. Земля из-под его копыт так и брызжет, ветер в золотых рогах так и гудит... Бежал, бежал, все ноги себе сбил. Ударился оземь — соколом обернулся.
   Полетел сокол по поднебесью — часу не прошло, до самой столицы долетел.
   Удивляется народ:
   — Уж не весть ли какая от царя-батюшки? Гляньте-ка, прямо ко дворцу ясный сокол летит.
   А сокол влетел в покои к царской дочери, об пол ударился и солдатиком обернулся.
   Выправка что надо, медные пуговицы поблёскивают, сапоги начищенные поскрипывают.
   Царская дочь так и ахнула.
   — Ты кто такой? —спрашивает. — Как во дворец прошёл? По какому случаю?
   Иван и говорит:
   — Так, мол, и так, ваш батюшка, наш царь, приказал для подкрепления кавалерию ему привести. Два дня я в пути, а к завтрему уж на месте надо быть. Так что прикажите сей же час сбор объявить, чтобы лишней проволочки не было.
   А царская дочь не верит Ивану.
   — Это ты всё врёшь, — говорит. — Мой батюшка, а твой царь, три года уже в пути со своим войском. Что ж ты, на крыльях летел или на четырёх ногах бежал? Как это быть может, чтобы ты за два дня такой путь отмахал?
   — А это очень просто, — отвечает Иван. — Дозвольте, я вам сейчас докажу. Перво-наперво я рысью бежал.
   Ударился Иван-солдат об пол и обернулся рысью.
   — А ведь и правда рысь! — говорит царевна.
   Вырвала она для верности клочок шерсти и в платочек завязала.
   — Ну а потом как?
   — Потом оленем бежал, — говорит Иван.
   Ударился опять об пол и золоторогим оленем обернулся.
   А царевна отломила веточку от оленьих рожек и тоже в платок завернула.
   — Ну а во дворец как прошёл? — спрашивает.
   — А я соколом влетел, — говорит Иван.
   Ударился в третий раз об пол и обернулся соколом.
   А царская дочь тем же манером пёрышко у сокола вытянула и туда же, в узелок, сложила.
   — Ну, теперь я тебе верю, — говорит.
   Позвала она своих слуг и приказала, чтобы тотчас кавалерия в поход собиралась.
   Выехала кавалерия на площадь.
   Иван-солдат тоже на коня вскочил и повёл конницу путём-дорогою.
   Скачут всадники во весь опор, настёгивают коней. Да видит Иван, что не успеть им ко времени.
   Придержал он тут своего коня и кричит всадникам:
   — Стой! Остановись!
   Остановилась конница. Кони все в мыле, жаром от них так и пышет.
   — Небось сейчас прибавится вам силы, — говорит Иван.
   Взмахнул рукой и приказывает:
   — Обернись конь гривастый рысью пятнастой!
   И как сказал — так и сделалось. Всадники на рысьих спинах ни живы ни мёртвы сидят, шевельнуться от страха не смеют.
   А Иван знай посмеивается.
   — Ну, братцы, в путь!
   Не бегут — летят рыси. А Иван всё на солнышко поглядывает. Уж к закату идёт оно, а ещё полпути не пройдено.
   — Хорошо рысь бежит, — говорит Иван, — а за оленем не угонится. А ну-ка, рысь, оленем обернись!
   Сказал, рукой махнул — и под всадниками уже не кони и не рыси, а олени тонконогие.
   Быстрее быстрого бегут олени, так и дрожит-гудит земля от их топота.
   Вот третий день настал... Уж и олени выбились из сил.
   Поглядел на них Иван и говорит:
   — Сильные у вас ноги, а крылья соколиные ещё сильней. Будь олень рогатый соколом крылатым!
   Взмахнул рукой — и взвилась к поднебесью соколиная стая, понесла всадников над лесами и горами, прямо к берегу моря.
   Тут ударились ясные соколы оземь,—и снова под всадниками кони пляшут. Да добрые какие, гладкие, словно только что из царской конюшни выведены!
   — Вот что, братцы, — говорит Иван всадникам, — вы теперь сами езжайте — тут недалече будет, пешком и то дойти можно. А я покуда в море искупаюсь, больно уж я умаялся.
   Снялась конница с места — только пыль над землёй облаком заклубилась.
   А Иван искупался в морской воде и лёг на бережку отдохнуть. Лежал, лежал да и заснул.
   Тем временем по берегу часовой похаживал, за порядком поглядывал, чтобы неприятель какой с моря не полез.
   Увидел он, что Иван заснул, и думает:
   «Дай-ка я его в море сброшу, а сам вместо него к царю явлюсь».
   И как задумал, так и сделал: столкнул Ивана в море и пошёл к царю докладываться.
   Только Иван хоть и упал на морское дно, а всё равно цел остался.
   Очнулся он — что за диво! Ни неба над головой, ни земли под ногами. Куда ни глянь, повсюду вода. И ни дня белого, ни ночи чёрной, а так, будто зелено всё кругом.
   Тут же, прямо в воде, дворец стоит и разные морские чудища взад-вперёд плавают.
   Понял Иван, что занесло его к морскому царю.
   Чуть не заплакал он с досады.
   «Эх, и угораздило же меня, — думает. — Ещё пороху по-настоящему не понюхал, а уже в плен попал!»
   Вот живёт он у морского царя день, живёт два дня, живёт неделю, живёт другую. Уж морской царь его по-всякому обхаживает, самыми лучшими кушаньями угощает — золотыми рыбками да жемчужными раковинами, а угодить ничем не может.
   Одолела Ивана смертная тоска.
   «Что же это, — думает он. — Мне бы сейчас в строю стоять, неприятеля бить-добивать, а я тут среди рыб прохлаждаюсь. Разве солдатское это дело?»
   С тоски не пьёт Иван и не ест, час от часу худеет.
   Стал он просить морского царя:
   — Дозволь мне хоть разок наверх подняться, на белый свет взглянуть.
   — Ладно, — говорит морской царь, — погляди. Даю тебе три часу сроку.
   Кликнул он свой рыбий народ и приказал вынести Ивана на белый свет.
   Подняли рыбы Ивана на остров посреди моря и оставили там одного. А Иван оземь ударился, соколом обернулся и полетел себе к берегу.
   Летел он час, летел два часа, летел три часа. Совсем немного до берега не долетел, да на беду хватился его морской царь.
   — Эй, — кричит, — морские волны, верные мои слуги, бегите за ним! Догоните его!
   Побежали волны во все стороны — и вправо, и влево, и вперёд, и назад. До самого берега докатились, по всему берегу рассыпались, а Ивана нигде не нашли.
   Вернулись волны к морскому царю.
   — Нигде его нет, — говорят, — ни в воде, ни на земле.
   Разбушевался морской царь.
   — Знать ничего не знаю! — кричит. — Хоть с неба, а достать его!
   Снова побежали волны по морю, друг на дружку набегают, до самого неба встают.
   Тут, в поднебесье, и увидели они Ивана.
   Из последних сил летит Иван. А волны всё выше и выше лезут, шипят, пенятся. Вот-вот схватят Ивана.
   Только как ни силились, как ни тянулись, а дотянуться не могли.
   Долетел Иван до берега, оземь ударился и снова солдатом стал. Брызги с шинели стряхнул, пуговицы начистил, ремень подтянул и пошёл разыскивать своё войско.
   Шёл он, шёл и дошёл до какой-то деревни.
   — Скажите, люди добрые, — спрашивает Иван, — не проходил ли тут с войны наш царь?
   — Проходил, служивенький, проходил, — отвечают ему. — С музыкой шёл да с песнями. Большая ему нынче победа была.
   Снова зашагал Иван.
   Шёл он, шёл и наконец пришёл в столицу.
   А там на каждой улице, в каждом переулке песни поют, пляшут да играют.
   — С чего это у вас веселье такое? — спрашивает Иван.
   — А как же нам не веселиться, — отвечают ему. — Наш царь свою дочь замуж выдаёт. На завтра и свадебный пир готовят.
   — А за кого же царь её выдаёт? — спрашивает Иван.
   — А за Ивана-солдата.
   — Да чем же этот Иван-солдат так хорош, что царскую дочь за него отдают?
   — Как же не хорош? — говорят люди. — Ежели б не он, так, может, и одолели бы враги нашего царя. А он всё войско выручил, кавалерию на подмогу привёл. Да, слышь, царевна-то упирается, говорит, что не тот её суженый, кто в женихах ходит.
   Вот на другой день обрядился Иван в музыкантское платье и пошёл во дворец. Царю пироги не печь, пива не варить. От богатых яств столы ломятся. А за средним столом, на почётном месте, царевна красуется и рядом с ней жених её самозванный.
   Сел Иван в угол со всеми музыкантами. Уж на что они хорошо играют, а он лучше всех, недаром в солдатах был. Всякую песню запоёт, на деревянных ложках и то сыграет.
   Ну, царевна и приметила Ивана.
   — Батюшка-царь, — говорит царевна, — не вели казнить, вели слово молвить.
   — Говори, дочь моя любезная,—отвечает царь.
   — Батюшка-царь, — говорит царевна, — не тот мой жених, что за свадебным столом со мной рядом сидит, а тот мой жених, что музыкантом на свадьбе моей играет. Он и кавалерию привёл, чтобы войско твоё выручить, он и суженый мой.
   — Да ты почём знаешь? —дивится царь.
   — А вы сами его спросите, — говорит царевна, — вот и уверитесь тогда.
   Позвал царь Ивана.
   — Ты кто такой? —спрашивает. — Какого рода-звания?
   — Я отцов меньшой сын, — отвечает Иван, — вашей милости верный солдат.
   — Как звать? — спрашивает царь.
   — Иваном звать.
   Расстроился царь:
   — И тот солдат, и этот солдат, и тот Иван, и этот Иван. Кому же из вас верить?
   — А вы, батюшка, — говорит царевна, — спросите и того, и другого, какой они дорогой шли, за кавалерией-то, вот правда и выйдет наружу.
   Спрашивает царь жениха:
   — Ну, говори ты, как шёл?
   Завертелся жених, будто на угольях, плетёт невесть что:
   — Да я на телеге ехал, да на коне скакал, всю дорогу бегом бежал...
   Совсем запутался.
   Стал тогда царь Ивана спрашивать:
   — Ну, теперь ты говори, правду рассказывай. Как во дворец бежал, на чём ехал-скакал?
   — А я, царь-батюшка, на телеге не ехал, на коне не скакал, а перво-наперво на рысьих ногах бежал, — говорит Иван.
   И обернулся рысью.
   — Правда твоя, — говорит царевна. — Погляди, батюшка, вот мои приметочки.
   Вынула из платочка клочок шерсти и приложила к тому месту, откуда сама вырвала. Как раз пришёлся клочок, так сразу и пристал.
   — Ну а потом на чьих ногах бежал? — спрашивает царь.
   — А потом на оленьих, — отвечает Иван.
   И тут же оленем обернулся.
   — Твоя правда,—опять говорит царевна. Вынула из платочка веточку от оленьих рожек и приставила к обломанному месту. Точь-в-точь пришлась веточка, так сразу и приросла.
   — А как же тебя во дворец пустили? — говорит царь.
   — А я и не спрашивался. Во дворец я на крыльях соколиных влетел, — говорит Иван.
   И обернулся соколом.
   — Опять твоя правда, — говорит царевна. Достала из узелка соколиное пёрышко и вставила на прежнее место. — Вот тут оно и было, — говорит. — Ну что, батюшка, видишь теперь, чья правда?
   — Как не видать, — говорит царь.
   Тотчас приказал он схватить самозванного жениха-обманщика и бросить его в темницу. А Ивана сам к столу повёл и усадил на почётном месте, рядом с любезной своей дочерью.
   Ну а дальше всё как по маслу пошло — честным пирком да за свадебку.
   И стал Иван жить-поживать, добра наживать, а как умер старый царь — и корону принял.

 


а вот ещё:


Категория: Мои статьи | Добавил: Неугомоный (16.02.2015)
Просмотров: 1604 | Теги: пересказ А.И.Любарской
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
 
Skype: mordaty68
  • Blog
  • ВЕЛОСИПЕДИСТЫ
  • «МАСТЕРОК»
  • «МУРЗИЛКА»
  • Научно-популярное издание
  • НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ЧЕРЕПАШКИ
  • «ЧЕРНАЯ курица»
  • ИНСУЛЬТ
  • ПЕТРОДВОРЕЦ
  • «ЗДОРОВЬЕ»
  • «МОЯ РЫБАЦКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ»
  • ФЛОРА И ФАУНА
  • ЮННЫЙ ТЕХНИК
  • КВВКУС
  • ХОББИ
  • «ИСКУССТВО РЫБАЛКИ»
  • РЫБОЛОВ
  • РЫБОЛОВ-СПОРТСМЕН
  • Это станок?
  • ПРАВОСЛАВНАЯ КУХНЯ
  • «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА»
  • ДУХОВНЫЕ РЕЦЕПТЫ
  • * YOUTUBE *
  • БЕЛОЗЁРОВ Тимофей Максимович
  • БЕРЕСНЁВ Александр Михайлович
  • БЕХЛЕРОВА Елена
  • БИАНКИ Виталий Валентинович
  • БЛОК Александр Александрович
  • БОНЕЦКАЯ Наталья
  • ВОРОНЬКО Платон Никитович
  • ВАЖДАЕВ Виктор Моисеевич
  • ГЕРЦЕН Александр Иванович
  • ГРИММ, Вильгельм и Якоб
  • ГРИБАЧЁВ Николай Матвеевич
  • ДВОРКИН Илья Львович
  • ДОРОШИН Михаил Федорович
  • ЕРШОВ Пётр Павлович
  • ЕСЕНИН Сергей Александрович
  • ЖИТКОВ Борис Степанович
  • ЖУКОВСКИЙ Валерий Андреевич
  • ЗАЙКИН Михаил Иванович
  • ЗАХОДЕР Борис Владимирович
  • КАПНИНСКИЙ Владимир Васильевич
  • КВИТКО Лев Моисеевич
  • КИПЛИНГ Джозеф Редьярд
  • КОНОНОВ Александр Терентьевич
  • КОЗЛОВ Сергей Григорьевич
  • КОРИНЕЦ Юрий Иосифович
  • КРЫЛОВ Иван Андреевич
  • КЭРРИГЕР Салли
  • ЛЕСКОВ Николай Семёнович
  • МАКАРОВ Владимир
  • МАЛЯГИН Владимир Юрьевич
  • МАМИН-СИБИРЯК Дмитрий Наркисович
  • МАРШАК Самуил Яковлевич
  • МИЛН Ален Александр
  • МИХАЛКОВ Сергей Владимирович
  • МОРИС КАРЕМ
  • НАВРАТИЛ Ян
  • НЕКРАСОВ Андрей Сергеевич
  • НЕЗНАКОМОВ Петр
  • НОСОВ Николай Николаевич
  • ПЕРРО Шарль
  • ПЕТРИ Мерта
  • ПЛЯЦКОВСКИЙ Михаил Спартакович
  • ПУШКИН Александр Сергеевич
  • РОДАРИ Джанни
  • СЕВЕРЬЯНОВА Вера
  • СЛАДКОВ Николай Иванович
  • СУТЕЕВ Владимир Григорьевич
  • ТОКМАКОВА Ирина
  • ТОЛСТОЙ Алексей Николаевич
  • ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
  • ТЫЛКИНА Софья Павловна
  • УСПЕНСКИЙ Эдуард Николаевич
  • ЦЫФЕРОВ Геннадий Михайлович
  • ЧУКОВСКИЙ Корней Иванович
  • ШЕПИЛОВСКИЙ Александр Ефимович
  • ШЕРГИН Борис Викторович
  • ШУЛЬЖИК Валерий Владимирович
  • ШУМОВ Олег Иванович
  • ЮДИН Георгий
  • ЮВАЧЁВ Даниил Иванович(ХАРМС)
  • ЮСУПОВ Нуратдин Абакарович
  • ЯКОВЛЕВА Людмила Михайловна
  •  
    * * * Кувшин с золотом * * * Стенька — атаман-воитель* * *Японская книжка про какашки* * *Почти всё о собаках* * *«Динозавры»* * *Счастья всем* * *Капустница* * * Конструкции зимних удочек с поплавком * * * Опыты без взрывов * * * «Мастерок» * * * Весёлые картинки* * *Полёт кондора* * *Ордос — крупнейший город-призрак Китая* * *Шахмоты* * *Заходер Б.В.* * *Аким Я.Л.* * * Шумов И.Х. * * * Всё о воблерах * * * Век лови – век учить * * * Спортивная оснастка поплавочной удочки* * *Большое омулёвое сафари* * *Маленькие круглые вязаные подушки* * *Ловлю только линя* * *Озеро «свое» и другие* * *Поговорим о квоке* * * Плетение бисером * * * Как вырастить рыбу * * * Семейный корень.. * * * Справочник по ремонту велосипедов* * *Белорусская сказка* * *Кумихимо* * *Братья Сафроновы* * *Липгрипы* * *Как молоды мы были...* * * «Мишутка» * * * Вам, автолюбители! * * * Воздушный разведчик * * * Г.М. Цыферов* * *ЮТ* * *Ручное изготовление ювелирных украшений* * *Джеёмс Дрисколл* * *Необыкновенные черепашки* * *BICYCLES* * * Михалков С.В. * * * Стоматология * * * Коринец Ю.И. * * * Спиннинговые оснастки* * *Очумелые ручки* * *Основы рукоделия* * *Математический тренинг* * *Самоделки: Блесны и другое...* * *Опа?рыш* * * Паслён * * * А.М. Волков * * * Оливье Ганьян * * * Воблер из эпоксидки* * *Поплавочные удочки* * *Не от скуки - на все руки!* * *Пётр I Алексе?евич* * *Станок для бисероплетения своими руками* * *Легенда: Наследие Драконов* * * Ловля на вертушки и колебалки * * * М.Е. Салтыкова-Щедрина * * * Вторая жизнь вещей * * * Джида* * *Ароматизированные блесны* * *Стихи * SHUM* * *Бунин И.А.* * *Ю.В. Соколов* * *Стали офицерами* * * К.И. Чуковский * * * Скок-скок козочка * * * Простейший транзисторный приёмник * * * Три детали – три прибора* * *Держи связь!* * *Жанна Агузарова* * *Зимняя ловля окуня на балду* * *Проделки братца Кролика* * *Эти вещи?* * * Рыболов-библиофил * * * А.Е. Шепиловский * * * И стал посёлок ГОРОДОМ * * * Люди нашего города* * *Слоны* * *Береснёв А.М.* * *«Мурзилка»* * *Кэрригер Салли* * *Навратил Ян* * * Русская сказка* * * Шахматы* * * На гладком льду* * * С ведром за мотылем * * *