Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Skype: mordaty68
 
Skype: mordaty68
  • Файлы
  • Статьи
  • Фотографии
  • АКИМ Я.Л.
  • БРАТЬЯ САФРОНОВЫ
  • ВСЁ О ВЕЛОСИПЕДАХ
  • ЗАХОДЕР Б.В.
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО «Мысль»
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия»
  • КУМИХИМО
  • ЛЮБАРСКАЯ А. И.
  • МОИ СТАТЬИ
  • МОИ ФАЙЛЫ
  • «МОЯ РЫБАЦКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ»
  • Роб Ван дер ПЛАС
  • СКАЗКИ
  • ХОББИ
  • ШАХМАТЫ
  • ШУМОВ И.Х.
  •  
    Главная » Статьи » Мои статьи

    СТЕНЬКА - АТАМАН-ВОИТЕЛЬ Русская сказка ... пересказ А.И.Любарской...


    СТЕНЬКА - АТАМАН-ВОИТЕЛЬ
    Русская сказка

       В некотором царстве, в некотором государстве, а именно в том, в котором мы живём, недалеко от Чечни, близ речки Дона, в виду моря Азовского жил на селе крестьянин. И был у него сын Михайла.
       До шести лет растил отец сына. А там — помер. Вскорости и мать померла. Остался Михайла круглым сиротой.
       А в тех местах разбойники гуляли. Забрали они сироту и привели к атаману. Атаманом у них старый старик был. По душе пришёлся ему Михайла. Принял он его на место своего дитя и другим именем окрестить вздумал — Степаном назвал.
       — Я, — говорит, — теперича тебе и отец и мать. Слушай меня, Стенюшка, что я тебе приказываю: в три стороны ходи, а в четвёртую шагу не ступай.
       Так и остался Стенька у разбойников.
       В одно прекрасное время взял он свою острую саблю, вышел за ворота и думает: «Что же это мне отец приказывает в три стороны ходить, а в одну не ходить! Пойду-ка я по новой дороге».
       Да как задумал, так и сделал.
       Привела его дорога на большую поляну.
       Вдруг видит Стенька: выползает из чащи преогромное чудище Волкодир.
       Испугался Стенька, стоит на месте, не знает, что делать.

       «Куда же, — думает, — мне от этой чудищи скрыться?»
       А Волкодир поднял голову, дохнул на Стеньку жарким дыхом да прямо на него и пополз. Испугался Стенька, даже заплакал. А потом думает: «Неужто мне от этой чудищи погибать?! А не буду я трусить, авось не пропаду!»
       Подумал так и вынул острую саблю. А Волкодир уж совсем близко к нему подобрался, разинул пасть, проглотить Стеньку хочет.
       Тут взмахнул Стенька своей саблей — и до самых ушей челюсть Волкодиру разрезал. Второй раз взмахнул — голову отрубил. Отрубил голову, стал брюхо резать. Разрезал брюхо, видит: камень в брюхе лежит, с кулак величиной. Взял он тот камень и пошёл домой.
       Идёт дорогой и думает: «Что за вещь такая, что за камень такой ?»
       Вертел его, вертел, с виду будто обыкновенный камень.
       «А ну, — думает Стенька, — дай-ка я этот камень лизну».
       И как лизнул, сразу почуял силу небывалую. Всё, что есть на свете тайного, — всё ему открылось. Как мёртвые камни говорят — и то слышит. Над всем он власть получил: и над водой, и над деревом, и над железом.
       «Вот, — думает, — так камешек!»
       Пришёл Стенька домой и говорит атаману:
       — Здравствуй, тятенька! Ходил я нынче на охоту, и такая мне удача: погубил я неприятеля, который нам ходу не давал, четвёртую сторону от нас запирал.
       — Врёшь ты, — говорит атаман. — Я тут семьдесят пять лет живу и то этого не мог сделать. Как же ты такого противника погубить мог?
       А Стенька знай своё твердит:
       — Правду, тятенька, говорю! Хоть сейчас поедем, поглядим!
       Под тот час собралась вся шайка.
       — Ну-ка, братцы, — говорит атаман, — седлайте коней. Стенька хвастает, что он нашего неприятеля сгубил, в четвёртую сторону путь очистил.
       Все в голос кричат:
       — Врёт он! Чего время терять!
       Тут атаман говорит:
       — Да ведь недалёко, сейчас вернёмся. А если правду говорит, мы пирушку сделаем.
       Оседлали разбойники коней. И Степан на коня сел. Степан вперёд поехал, а за ним атаман со своими разбойниками.
       Доехали до поляны, видят: чудище Волкодир лежит, не шелохнётся, а рядом валяется отрубленная голова.
       Тут все закричали, зашумели — Степану честь-хвалу воздают.
       А домой воротились — три дня, три ночи пировали.
       — Теперь поживём! Нам теперь воля на все четыре стороны!

       Вскорости случись — заболел крепко атаман.
       Перед смертью стал он своим подручникам говорить:
       — Надо вам решать, братцы, кто всем делом управлять будет. Я советую Степана в атаманство посадить.
       Сказал так — и помер.
       Зароптали разбойнички:
       — Мал ещё Стенька в атаманах сидеть!
       А Степан вышел к товарищам и говорит:
       — Чего зря спорить! Коли есть между вами такой сильный, пусть-ка приклонит лес к земле! Тогда его в атаманы и посадим.
       Разбойники выпятили на Степана глаза и молчат, не знают, что отвечать.
       — Ну что, — говорит Степан, — никто не вызывается?
       — Нет, — говорят, — этого мы не можем.
       А Степан недаром волшебный камень лизнул.
       Вынул он свою острую саблю, вскинул кверху и говорит:
       — А ну, лес, приклонись к земле!
       Глядят разбойники — весь лес на земле лежит!
       Закричали тут все:
       — Быть Стеньке атаманом!
       — Ну, братцы, я на вас в надежде! — говорит Стенька. — Пойдём теперь привольные края искать!
       Сели разбойники на коней, и повёл их Стенька к морю Азовскому.
       На берегу — ни лодки нет, ни расшивы.
       — Что же, братцы, делать будем? — говорит Стенька. — На чём через море поедем?
       Молчат разбойники. А Стенька приказывает:
       — Давай сюда мою кошму.
       Бросил её Стенька на море — и сделался вдруг большой корабль. Посадил Стенька на корабль своих молодцев, поставил коней и вскричал громким голосом:
       — А ну, грянем, братцы, веселее!
       Вот так и переплыли разбойники море и укрылись в саранских дремучих лесах.
       Раскинулись они станом, дом выстроили. А как управились со своим хозяйством, выехал Стенька поразгуляться.
       Первая была ему встреча — одного богатого купца прекрасная дочь. Размыслил Стенька: «Пусть мне женой будет».
       И отправился в дом к её родителям. Глядит, выносят на балкон большой самовар, купец с купчихой садятся чай кушать, и дочь их к столу присаживается.
       Стенька, времени не теряя, воды из лужицы зачерпнул, плеснул под балкон — тут и река разлилась. А он раскинул свою кошму да и подъехал к балкону. Взял купеческую дочь из-за стола, посадил на свою кошму-самоплавку и — поминай как звали!
       Купец кричит:
       — Ах, держи, лови!

       Да не тут-то было!
       Привёз Стенька купеческую дочь в свой стан, а отцу-матери её письмо послал: «Так, мол, и так, дочери своей не ищите».
       А родители не отступаются.
       Собрали четыре деревни народу и окружили весь лес — изловить Стеньку задумали.
       К самому Стенькиному дому подошли.
       Увидел один разбойник толпу народа, — кто с дубиной, кто с топором, кто с косой, кто с ружьём, — побежал к Степану и говорит:
       — Ну, атаман, не пришлось бы нам пропадать.
       А Стенька ему:
       — Что такое? Да ещё не родился на свет тот, кто меня погубит.
       — Да ведь дом окружили, атаман!
       — Велика беда, что окружили, — говорит Стенька.
       Приубрался он оружием, вышел на крыльцо и как закричит громким голосом:
       — Ну, чего столпились? Разве я зверь какой? Не волк и не медведь, не видите разве?
       Все стоят, не шелохнутся.
       — А раз видите, так и ступайте по домам, — говорит Стенька.
       Взял плеть и погнал всех от дома, что овец.
       Так и осталась купеческая дочь у Стеньки.
       Вскорости родила она ему сынка, и дал ему Стенька имя — Афанасий.
       Прожил так Стенька год, и два, и три и заскучал сильно.
       Собрал всю шайку, вышел на крыльцо и говорит:
       — А что, други-товарищи, не пойти ли нам на Волгу разгуляться! Кто охотник — айда вперёд!
       Закричали разбойники:
       — Все с тобой пойдём!
       — Ну, так вот что, братцы. Желаю я к Жигулёвским горам двинуться.
       Простился Стенька с женой и сыном и собрался в путь-дорогу.
       Стенька идёт, а слава о нём впереди бежит.
       Словно снежный ком растёт его войско. Вся голь-голытьба бессчастная к Стеньке тянется. Казак — от туркского царя, мужик — от белого царя, один — от неволи барской,, другой — от суда бесправного. Все к нему бегут.
       А Стенька и рад.
       — Мы таких вот и ищем, — говорит. — Кто вольной жизни хочет, всех к себе милости прошу.
       И пошёл Стенька со своими согласничками по городам да сёлам гулять.
       Царские слуги его пушками встречают, а народ ему ворота открывает.
       Ну, известно, кроволития много было. Царёвых слуг великое множество полегло, а из Стенькиной шайки ни один не пострадал.
       Да ведь и немудрено!
       Стреляют в них, стреляют. Огонь такой, что деваться некуда.
       Наконец Стенькина сила как закричит:
       — Стойте-ка!
       Царёвы слуги и перестанут стрелять.
       «Ага! — думают. — Сдаются разбойники! Милости просят!»
       А Стенькины согласнички снимут с себя одёжу, повытряхивают пули и назад побросают.
       — Нате, мол, а то не хватит вам пуль!
       Где же такую силу побить!
       Вот так и вышел Стенька к Волге-реке и прямо на Жигули двинулся.
       Приискали там себе Стенькины люди удобное место, устроили всё в порядок и за дело взялись.
       Что ни день — выезжает Стенька на Волгу. Не стало от него купцам ни прохода, ни проезда. Никому спуску не даёт — ни одной барже, ни одной расшиве.
       Что ни день доносят купцы государю:
       — Государь наш батюшка! Нет житья от Стеньки. Все суда подряд разбивает — и наши купеческие, и твои казённые.
       Обеспокоился царь. Отписывает он Стеньке: «Ты, Степан, хоть мои, царские, не трогай. А не то, смотри, я на тебя упорством пойду».
       А Стенька ему в ответ: «Ежели желаете на меня упорством идти, милости прошу в Жигулёвские горы. А насчёт того, какие суда царские, а какие не царские, так это мне знать невозможно. Вы, мол, на своих баржах знаки кладите и платите мне за каждый проезд. А не хотите, так я сам на вас упорством пойду».
       Призадумался царь над Стенькиными словами:
       — Чем хочет взять? На меня идти хвалится!
       А потом как прикинул, сколько у Стеньки войска, так и сомнение его взяло.
       «Ну, — думает, — у меня такой силы нет, значит, я в его руках».
       Собрал дань и отослал Стеньке.
       Да сей же час приказал на всех казённых баржах знаки вывести.
       С того времени Стенька казённые баржи пропускал, а купеческие редко проходили без того, чтобы он на барже в гостях не побывал.
       Прожил Степан в Жигулях семь лет.
       Вот в одно прекрасное время, на солнечном исходе, приходит к Стеньке человек, приносит письмо:
       «Любезный мой папаша, я уже в возраст вошёл. Прошу вас испытать мои силы. Буду к вам в гости в город Астрахань».
       «Неужто, — думает Стенька, — это сын ко мне пишет!»
       И уж так обрадовался этому письму!
       Стал Стенька собираться в Астрахань. Сосчитал своё войско, видит — мало.
       А где ещё взять?
       Пошёл Стенька по берегу, ходил, ходил и нашёл липовую лутошку. Отрезал от неё щепочку, бросил в воду — вот и корабль готов! Да не пустой, а с оружием, с гребцами, с удалыми стрельцами.
       Бросил другую щепочку — другой корабль на воде качается!
       Сколько щепочек набросал, столько кораблей и стало.
       Да пока собирался, сын уж в Астрахань приехал. Гуляет он по городу, никого не признаёт, шапки ни перед кем не гнёт, поклона никому не отвесит — ни купцам, ни господам.
       Донесли об нём губернатору. Губернатор говорит:
       — Когда пойдёт мимо, доложите мне.
       А тут как раз этот самый незнакомый молодец идёт.
       Побежали слуги к губернатору.
       Вот губернатор вышел из ворот и пошёл ему навстречу.
       А сын Стеньки и ему никакого почтения не оказывает.
       — Ты что за человек? — спрашивает его губернатор.
       — А тебе на что знать? — Афанасий ему в ответ.
       Разгневался губернатор.
       — В темницу его посадить! — кричит.
       Потащили Афанасия в острог. А он и там не робеет.

       — Здравствуйте, — говорит, — господа колоднички. Что приуныли?
       — Как не приуныть, — отвечают ему колоднички. — Небось и ты соскучишься, тут посидевши. Отсюда не убежишь: двери, решётки железные, караулы крепкие.
       Тут Стенькин сынок и говорит:
       — Да вы гляньте, господа колоднички, в .окошко. Снаряжён стружок по Волге летит, а на том стружке мой батюшка к астраханскому губернатору в гости торопится.
       Глянули колоднички: и верно, летит по Волге-реке снаряжён стружок, прямо к пристани прибивается.
       А Стенька, как приехал в Астрахань-город, так сразу и проведал, что губернатор сына его в тюрьму посадил.
       Вот как ударили к обедне, вышел Стенька на паперть.
       Глядит: идёт губернатор. Он его, слова не говоря, за руку да и повёл на колокольню. Взвёл на самый верх и говорит:
       — Получай за моего сына расчёт! Да и за других всех — кого бил, кого губил, кого в ссылку ссыливал.
       Так и выбросил губернатора в окно.
       А потом отправился Стенька в тюрьму, сына выручил, всех колодников выпустил, и пошло по всему городу великое гулянье.
       Вся-то Астрахань за Стеньку, как один человек, стала, всю её он прельстил.
       Чуть что, астраханцы сразу к Стеньке: кто судиться, кто мириться, кто милости просить. А он всякое дело по справедливости и разберёт.
       Пожил Стенька в Астрахани сколько-то времени и говорит сыну:
       — Ну, сын мой любезный, довольно гулять, надо дело справлять. У кого нет — того наградить, у кого есть — того потрясти.
       Распрощались они и в разные стороны разошлись.
       Раз, случилось, плыл Стенька на своей кошме мимо богатого села.
       «Дай, — думает, — понаведаюсь».
       Выходит на берег и завёртывает в ближний дом.
       — Топи, хозяйка, баню, — приказывает.
       А хозяйка-то и смекнула, что к чему, истопила баню, а сама побежала к старшине:
       — Стенька в бане парится! Надо бы изловить!
       — Да где ж его изловить, — говорит старшина, — тот ещё на свете не рождён, кто его ухитрится поймать.
       — Его хитростью не возьмёшь, — говорит один старый старичок. — Он сам всякого перехитрит. А по простоте, может, и дастся в руки.
       Подошел он к бане и тихим голосом говорит:
       — Степанушка, друг, подь сюды!
       Степан и выглянул. Тут его и взяли.
       Старичок командует:
       — Старшина, давай подводу.
       Посадили Стеньку на подводу.
       — В железы его сковать надо, — говорит старшина.
       А старичок говорит:
       — Против железа, и воды, и дерева у него заговор есть. Лучше я его мочалой свяжу.
       Взял мочалу и связал Стеньке руки-ноги. А Стенька сидит тихо, без бунтовства, знай только усмехается: «Пусть, мол, тешится!»
       Повезли Стеньку в город, посадили в острог.
       Трое суток он в остроге сидел, а на четвёртые сутки является к нему губернатор.
       Распалился губернатор, увидев Стеньку, и закричал громким голосом:
       — Да может ли такой разбойник сидеть мочалами связан? Сейчас же заковать его в железы!
       Заковали Стеньку в железы. А он только смеётся: «Ладно, старайтесь !»
       Чуть губернатор за дверь, Стенька тряхнул ногой — железы и полетели прочь.
       — Ну, довольно, поиграли, — говорит. — На волю пора! А вы, братцы, что засиделись? — спрашивает колодников.
       — Да как выбраться? — говорят колодники. — Сами собой не выберемся, разве твоей мудростью!
       — Что ж, моей так моей! А ну, — говорит, — дай уголёк!
       Взял Стенька уголёк, нарисовал тем угольком на стене лодку, потом плеснул из ковшичка водой, и полилась из острога река, а на реке лодочка качается.
       — Садись, ребята, со мной! — говорит Стенька.
       Попрыгали все в лодку и — поминай как звали!
       Так и гулял Стенька по свету, куда ему вздумается.
       Кто в чинах да при деньгах, того даже от имени Стенькиного в дрожь бросало. А кто гол как сокол — тот Стеньку за отца родного почитал.
       Вот он какой был Стенька — атаман-воитель!
       По всему царству-государству про него быль-небылицы сказывали, и до нас эти сказки дошли.


    а вот ещё:



    Категория: Мои статьи | Добавил: Неугомоный (16.02.2015)
    Просмотров: 403 | Теги: пересказ А.И.Любарской
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск
     
    Skype: mordaty68
  • Blog
  • ВЕЛОСИПЕДИСТЫ
  • «МАСТЕРОК»
  • «МУРЗИЛКА»
  • Научно-популярное издание
  • НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ЧЕРЕПАШКИ
  • «ЧЕРНАЯ курица»
  • ИНСУЛЬТ
  • ПЕТРОДВОРЕЦ
  • «ЗДОРОВЬЕ»
  • «МОЯ РЫБАЦКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ»
  • ФЛОРА И ФАУНА
  • ЮННЫЙ ТЕХНИК
  • КВВКУС
  • ХОББИ
  • «ИСКУССТВО РЫБАЛКИ»
  • РЫБОЛОВ
  • РЫБОЛОВ-СПОРТСМЕН
  • Это станок?
  • ПРАВОСЛАВНАЯ КУХНЯ
  • «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА»
  • ДУХОВНЫЕ РЕЦЕПТЫ
  • * YOUTUBE *
  • БЕЛОЗЁРОВ Тимофей Максимович
  • БЕРЕСНЁВ Александр Михайлович
  • БЕХЛЕРОВА Елена
  • БИАНКИ Виталий Валентинович
  • БЛОК Александр Александрович
  • БОНЕЦКАЯ Наталья
  • ВОРОНЬКО Платон Никитович
  • ВАЖДАЕВ Виктор Моисеевич
  • ГЕРЦЕН Александр Иванович
  • ГРИММ, Вильгельм и Якоб
  • ГРИБАЧЁВ Николай Матвеевич
  • ДВОРКИН Илья Львович
  • ДОРОШИН Михаил Федорович
  • ЕРШОВ Пётр Павлович
  • ЕСЕНИН Сергей Александрович
  • ЖИТКОВ Борис Степанович
  • ЖУКОВСКИЙ Валерий Андреевич
  • ЗАЙКИН Михаил Иванович
  • ЗАХОДЕР Борис Владимирович
  • КАПНИНСКИЙ Владимир Васильевич
  • КВИТКО Лев Моисеевич
  • КИПЛИНГ Джозеф Редьярд
  • КОНОНОВ Александр Терентьевич
  • КОЗЛОВ Сергей Григорьевич
  • КОРИНЕЦ Юрий Иосифович
  • КРЫЛОВ Иван Андреевич
  • КЭРРИГЕР Салли
  • ЛЕСКОВ Николай Семёнович
  • МАКАРОВ Владимир
  • МАЛЯГИН Владимир Юрьевич
  • МАМИН-СИБИРЯК Дмитрий Наркисович
  • МАРШАК Самуил Яковлевич
  • МИЛН Ален Александр
  • МИХАЛКОВ Сергей Владимирович
  • МОРИС КАРЕМ
  • НАВРАТИЛ Ян
  • НЕКРАСОВ Андрей Сергеевич
  • НЕЗНАКОМОВ Петр
  • НОСОВ Николай Николаевич
  • ПЕРРО Шарль
  • ПЕТРИ Мерта
  • ПЛЯЦКОВСКИЙ Михаил Спартакович
  • ПУШКИН Александр Сергеевич
  • РОДАРИ Джанни
  • СЕВЕРЬЯНОВА Вера
  • СЛАДКОВ Николай Иванович
  • СУТЕЕВ Владимир Григорьевич
  • ТОКМАКОВА Ирина
  • ТОЛСТОЙ Алексей Николаевич
  • ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
  • ТЫЛКИНА Софья Павловна
  • УСПЕНСКИЙ Эдуард Николаевич
  • ЦЫФЕРОВ Геннадий Михайлович
  • ЧУКОВСКИЙ Корней Иванович
  • ШЕПИЛОВСКИЙ Александр Ефимович
  • ШЕРГИН Борис Викторович
  • ШУЛЬЖИК Валерий Владимирович
  • ШУМОВ Олег Иванович
  • ЮДИН Георгий
  • ЮВАЧЁВ Даниил Иванович(ХАРМС)
  • ЮСУПОВ Нуратдин Абакарович
  • ЯКОВЛЕВА Людмила Михайловна
  •