Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Skype: mordaty68
 
Skype: mordaty68
  • Файлы
  • Статьи
  • Фотографии
  • АКИМ Я.Л.
  • БРАТЬЯ САФРОНОВЫ
  • ВСЁ О ВЕЛОСИПЕДАХ
  • ЗАХОДЕР Б.В.
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО «Мысль»
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия»
  • КУМИХИМО
  • ЛЮБАРСКАЯ А. И.
  • МОИ СТАТЬИ
  • МОИ ФАЙЛЫ
  • «МОЯ РЫБАЦКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ»
  • Роб Ван дер ПЛАС
  • СКАЗКИ
  • ХОББИ
  • ШАХМАТЫ
  • ШУМОВ И.Х.
  •  
    Главная » Статьи » ШУМОВ Иван Харитонович

    СЕМЕЙНЫЙ КОРЕНЬ ... (ШУМОВ И.Х.)

    часть  1 ¤ часть  2 ¤ часть  3 ¤ часть  4 ¤ часть 5 ¤ часть 6 ¤ часть 7 ¤ часть 8 ¤ часть 9 ¤ часть 10 ¤ часть 11 ¤ часть 12 ¤ часть 13

    СЕМЕЙНЫЙ КОРЕНЬ

    Часть II

    Чарышский уезд (район) – это один из уникальных регионов Алтая. Он расположен в юго-западной части края и граничит с севера с Усть-Калманским, с запада – Краснощековским, с северо-восточной стороны – с Солонешенским райономи, на юге – с Горно-Алтайской автономной областью. Это самый живописный район края после Горно-Алтайской области и находится он в трехстах тридцати километрах от столицы края города Барнаула. Его величавые леса богаты ягодами, грибами, зверьем. В районе очень много древесины ценных пород – кедр, лиственница, сосна, пихта, знаменитая сибирская белая береза. Все территория района гористая, равнин нет, есть отдельные небольшие увалы, грибы. Примерно 10-15% гор без леса, они как правила каменистые, что является богатейшим сырьем (щебень) для хозяйственного строительства, и ремонта дорог.

    Общая площадь района в существующих границах составляет 6700 квадратных километров. В 1940 году по всей территории района было расположено 35 населённых пунктов, а к началу 1960 года их резко сократилось. Причин я считаю было 2 – это в пятидесятых годах началось укрупнение колхозов и мелкие посёлки просто автоматически вымирали и вторая причина – большая миграция, особенно молодежи из-за того, что не было хороших дорог, которые связывали бы районы с краевым центром. Вот из-за этих причин в районе численность населения резко сократилась. На январь 1985 года в районе было 16100 человек. Все села и поселки были построены в логах, ущельях, вдоль рек и мелких речушек, вблизи родников, которые прорываются из-под земли.

    Столица района – село Чарыш – расположено по правому берегу реки Чарыш, вдоль крутых каменистых гор. Это очень красивое место, особенно сейчас, когда село благоустраивается и особенно красиво оно в летний период.

    Чарыш – чистейшая горная река, протяженность которой 547 километров. Проходит она через весь Чарышский район. Площадь бассейна 22 тысячи квадратных километров. В нем самая чистая и холодная вода и очень быстрое течение. На всем протяжении реки Чарыш в него впадает очень много горных рек и речушек и родников. Чарыш – это левый приток Оби, судоходный на 83 километра. В этой реке водится самая деликатесная рыба – сибирский хариус, таймень и много другой рыбы. Вот такая она река Чарыш, на которой стоит районный центр село Чарыш и очень много населенных пунктов, начиная от Горного Алтая и до его устья, где он впадает в реку Обь.

    В июне 1995 года селу Чарыш исполнилось 236 лет. С 1765 года это была казачья станица, а в начале 19 века переименована в Чарышский уезд. По всем предположениям Чарышскую землю заселяли казаки, которые направлялись царем для сбора налогов, охраны заводов и рудников и старообрядцы. Значит, мои прапрадеды и деды заселялись в горных местах Малого Бащелака примерно в конце 15 начале 16 веков. Вот поэтому я и называю всех своих родственников коренными сибиряками-алтайцами. Первое поколение Шумовского рода основало хутор в двадцати километрах от центра села Чарыш, в трех километрах от хутора Ивановки и в двух – от волостного центра Малый Бащелак, который протянулся между гор по лощине вверх по речке Большой Бащелак. И название хутор получил – Шумовская, в честь первых поселенцев Шумовых. В конце 19 века клан Шумовых был очень большой, только на хуторе Шумовская в начале 19 века жили три брата Шумовых: Трофим Семьенович и Архип Семьенович. Много дядей, сродных братьев и сестёр моего отца жили и здесь на хуторе и в Бащелаке. Вскоре Кирилл Семьенович покинул хутор и со своей семьей переехал в Горный Алтай в деревню «Кордон», которая находилась в шестидесяти километрах от села Чарыш. Дорога до Кордона проходила вверх по реке Чарыш. Летом ездили верхом на лошадях, а зимой – на санях. Мне приходилось один раз проезжать по этой старой дороге вверх по реке Чарыш в 1966 году в марте, но не на лошадях, а на машине в Бийск через Горный Алтай. Но это было уже вторая половина двадцатого века, века прогресса, науки, механизации. Поэтому не было никаких проблем, чтобы ездить на машинах, а не на лошадях на довольно длинное расстояние, особенно зимой.

    Хутор Шумовская был расположен под небольшой горой под названием «Плакун», на правом берегу реки Бащелаченок. От левого берега речки простирался луг в два с половиной квадратных километра, а затем снова начинались горы.

    Место было необычайно выгодное. Здесь сочетались поля под пашни и сенокосом и для пастьбы скота в летний период и были ягодные места. А речка Бащелоченок в то время была богатой рыбой. Вот в таких красотах, живописнейших местах того времени и жили мои предки. В основном каждая земли под пашню и сенокос, и никто ни на кого не батрачил. Все работали на своих участках своими семьями. Эти регионы как-то обошли стороной демидовские заводы и рудники, и крестьяне не были приписаны к ним, но все царские оброки платили исправно. Чарышский уезд в то время не был задействован в промышленности, но молодые крестьяне проходили службу, отдавая свой долг царю и Отечеству. Была правда и царская охрана из числа казаков, которая следила за порядком в уезде и собирала царские налоги с крестьян.

    Вспоминая прошлое, моя мама любила рассказывать о том, как деды, а потом и они с отцом жили единолично хорошо. И этому можно верить, потому что горный воздух, природа, растительный и животный мир, (а всем этим и был богат в то время наш регион), можно было жить и наслаждаться всем тем, что дала природа, хотя и труд был непосильный, все работы в поле и дома выполнялись примитивными орудиями труда. У деда Трофима Семьеныча было среднее хозяйство: девять запряженных лошадей и племяной жеребец, восемь-девять дойных коров, полтора десятка овец и птица. Под такое хозяйство он имел несколько десятков десятин земли, где сеял хлеб, ставил сено для скота. Для обработки земли орудия труда были примитивны, это деревянная соха с железным наконечником, бороны, а хлеб жали серпами и молотили цепями. Имея такое хозяйство, дед обрабатывал все своими силами, своей семьей, а в разгар уборочных работ была взаимная помощь между родственниками.

    Когда образовались уезды и волости, дедушку Трофима народ избрал председателем волости в селе Малый Бащелак, хотя он совершенно был неграмотный, не умел ни писать, ни читать. Благодаря хорошей памяти и личному трудолюбию, он добросовестно исполнял возложенные на его народом обязанности, совмещая со своей личной работой. Люди, живущие на территории волости уважали дедушку за его трудолюбие.

    По своему характеру он был строгий человек, своенравный, любил честность и справедливость по отношению к себе и окружающим его людям. Бабушку и детей не обижал, но любил и требовал от семьи четкого исполнения своих обязанностей по дому. Был немногословен и не любил дважды повторять одно и тоже поручение. Много любил работать сам, этому приучал и своих детей: быть трудолюбивыми, уважать людей и всегда быть честными перед народом. Он не любил поздно вставать и рано ложиться спать. И делал это все время четко. Даже в великие божественные праздники когда казалось бы можно подольше полежать в постели, все равно вставал рано, а за ним вставала и вся семья, готовила праздничный завтрак. Мужчины в это время управлялись по хозяйству со скотом, а женщины доили коров, поили телят, кормили птицу, а бабушка в это время колдовала у печи. Дедушка был полным хозяином в доме и без его согласия никто не мог решать какие-либо вопросы, даже по хозяйству. Детей у деда с бабой было двадцать человек, но в живых остались только четверо: мой отец, Харитон Трофимович, по счету шестнадцатый, дядя Василий Трофимович и две тетки – Татьяна Трофимовна и Анна Трофимовна. Коль мой отец был старшим в семье деда с бабой, то в девять лет он наравне с дедушкой выполнял всю работу, как которую требовались по настоящему мужские руки. Вот почему моего отца всю его жизнь мучили паховые грыжи, так как с раннего детства исполнял тяжелы и надсадился.

    Сопоставляя современную жизнь с той, невольно вспоминаете, каким было трудным то детство в котором воспитывались мои родители, мой брат и сестры, да я сам уже в тринадцать лет стал работать самостоятельно в колхозе и только после Великой Отечественной войны советское правительство приняло решение о том, чтобы молодое поколение занималось больше учебой, а если шли на работу, то в возрасте не моложе 16 лет с согласия профсоюзных организаций и родителей. Цель советского правительства была одна – чтобы молодое поколение было грамотным и физически здоровым.

    Отца моего дедушка женил в 17 лет, так и не дав ему насладиться своей юностью, погулять с девчатами, боялся, что отец может разбаловаться. Да и вообще в то время детей женили и выдавали замуж в раннем возрасте, не давая познать всю красоту любви, выбрать себе спутника или спутницу жизни по любви, самостоятельно. Выбирали снох по своим сугубо строгим законам. Любят ли молодые друг друга – это сильно не бралось во внимание, а все решалось деловыми качествами родителей. Если родители с той и с другой стороны хорошие, не пьющие, хорошо работают, имеют хорошие хозяйства, то и дети этих родителей считались хорошими, трудолюбивыми, хозяйственными, а любовь по их мнению придет потом, позже, когда появятся первые дети. Перечить тут молодым не давали, и они, молодые, соглашались со старшими, что так должно и быть, этого требовал закон того времени. И такая система в частности в Чарышском районе существовала практически до шестидесятых годов двадцатого века. Так вот и произошло с моими родителями.

    За мамой бы пытался ухаживать другой парень, а замуж она вышла за моего отца и лишь только потому, что дедушка Ефим был хорошим семьянином – трудолюбивый, хозяйственный и непьющий человек. Поэтому дедушка Трофим и женил моего отца в 17 лет, зная о том, что его могут опередить, так как маме было уже восемнадцать.

    До появления детей отец с дедушкой жили вместе, но когда стали появляться дети, его внуки, то дедушка принял решение отделить отца сделать его самостоятельным хозяином, а для этого надо было отцу строить дом. И здесь ещё раз хочу напомнить о трудолюбии деда, как он умел работать.

    Дом отцу был построен за полгода, причем из нового лиственного леса. За зиму заготовили и полностью вывезли весь лес: как на дом, так и на все надворные постройки. Когда пошла оттепель, его ошкурили и до постройки дома он, ошкуренный выветривался на солнце. После проведения весенне-полевых работ начали строить дом и к началу сенокоса, т.е. за два месяца он был уже построен.

    Как это происходило практически? Я уже говорил о том, что дедушка не любил долго спать. Коль он был председателем волости, то днем был занят на работе, домашние дела он успевал делать до начала работы в волости. И второе самое важное для дедушки было то, чтобы ему никто не мешал. Он сильно переживал, если где-то попадал в какую-нибудь ситуацию и особенно если куда надумал ехать. Поэтому они с отцом вставали рано, запрягали своих девять лошадей и ехали в лес.

    До леса нужно было ехать примерно шесть километров, на легких они доезжали быстро и начинали валить лес. Свалив девять листвинец, обрабатывали их на определенную длину, загружались и к завтраку уже возвращались из леса домой. На обратном пути дорогу они занимали длиной более двухсот метров, так как каждая лесина по двадцать метров удлиняла обоз из девяти лошадей на это расстояние. Мужики, которые поздно выезжали из дома навстречу обозу, начинали ругать деда за то, что им приходиться уступать дорогу, съезжая в снег и ждать, пока пройдет обоз более двухсот метров длиной.

    Приехав домой, дедушка позавтракав отправлялся в волость на работу, а отец с младшим братом Василием разгружали подводы и готовили их к следующей поездке. Что характерно, на сруб дома лес подобран весь одинаковый, одного диаметра. Отцовский дом простоял практически более сорока лет и стоял бы еще столько, если бы не снесли хутор полностью во второй половине 60-х годов двадцатого столетия.

    В 1958 году мне пришлось побывать в доме отца, в нем когда-то был размещен Красный уголок фермы. Я очень удивился тому, как он был сработан одним топором. Простояв столько лет, дом не перекосился, не осел на тумбах, потолки были раскрашены в разные цвета, чувствовалось, что когда-то в нем было очень красиво. Чем можно позавидовать нашим предкам – это их трудолюбию, высокому качеству выполненных работ. Не любили они делать как мы порой: шаляй-валяй, а делали все прочно, добротно, навека.

    За свою дедушка построил три дома: себе, моему отцу и дяде Василию – второму своему сыну на хуторе Ивановка. Дома сыновьям он строил после Великой Октябрьской революции – отцу в 1920 году и дяде Васе в 1922 году.

    Но когда началась революция, (а она не обошла стороной и Чарышский район), когда с погромом прошел Колчак по территории уезда, а в целом и края, моим родителям пришлось покинуть на некоторое время родные края и уехать за его пределы. Когда отец уже был без своих родителей с семьей в десять человек снова в 1940 году вернулся на свою Родину, то выселить людей из своих домов не мог. В то время на хуторах и селах были организованы колхозы, в этих домах жили люди. И только колхоз под заработанные трудодни выделил отцу старую хату, в которой мы прожили до сорок девятого года, практически восемь трудных лет.

    Бабушка Прасковья Васильевна по отношению к дедушке Трофиму была очень доброй женщиной. Как мать очень любила своих детей, а когда стали появляться первые внуки, то и к ним она также относилась с большой любовью. Любила своего мужа, никогда ему ни в чем не перечила, занималась воспитанием детей и внуков и полностью вела все домашнее хозяйство. Хотя мои родители жили уже отдельно, присутствие деда и бабушки по ведению домашнего хозяйства ощущалось и у них. Они как бы осуществляли общее руководство, потому что позже уже отделился и дядя Василий, да и жил вроде бы в другом хуторе, но подчинялся также как и мой отец дедушке с бабушкой.

    Я уже говорил о том, что детей у дедушки с бабушкой было двадцать человек, но живых осталось только четверо – два сына и две дочери и они вместе прожили до 1929 года. Сестры моего отца, достигшие девичества, так и не выходя замуж, Анна умерла от голода на Бухтарме вместе с дедушкой и бабушкой, а Татьяна решила вернуться в Чарыш обратно, но по дороге потерялась и ее так и не нашли. Дядя Вася со своей женой Соломеей и детьми в двадцать девятом году покинули хутор Ивановку и переехали в Солонешенский уезд, в деревню Черемшанка. Там и умерли в начале пятидесятых годов. Их детей Григория и Михаила мне тоже не пришлось видеть и какова их судьба сейчас, тоже неизвестно.

    Что касается родителей моей мамы, то здесь очень драматическая ситуация. Мама называла себя суразкой, (раньше если женщина рожала детей без мужа, то дети назывались суразами) и не знала своего родного отца. С двух лет и до восемнадцати воспитывалась в чужих людях. Первые её родители были Чирковы. Это была занятная богатая кулацкая семья в Чарыше. Последние родители, воспитавшие её до восемнадцатилетия выдали ее замуж – это дедушка Ефрем Панфилович и бабушка Харитонья Ефимовна Унжаковы. Она по существу стала старшей дочерью в семье Унжаковых. Я так же не знаю дедушку и бабушку – новых родителей мамы. Все это взято со слов мамы, сестер Феклы и Фитиньи. Правда, позже, а точнее в сорок восьмом году когда мне было двенадцать лет, я познакомился со своей родной бабушкой Александрой Петровной, но чувства любви и уважения, как и уважения всей семьи к ней не было. Я ещё до бабушкиного приезда знал с трагической судьбе мамы, поэтому чувства любви и восторга от того, что она появилась у меня не было. Жила бабушка сама по себе, правда, пыталась как то перед мамой загладить свою вину и в то же время хотела командовать ей. Но это у нее не вышло, ее указания никто не выполнял и практически никто не обращал на нее внимание: живешь себе, ну и живи. Прожила бабушка у нас около года, поняв, что отношение к ней недоброжелательное, хотя никто ее не обижал, требования её к ней со стороны мамы не выполнялись, а папа вообще не вмешивался в их споры и она снова уехала к своей старшей дочери Мавре Ивановне в Тулату Чарышского района. Больше о ней ничего не было слышно.

    Перед тем, как бабушке уехать от нас случился такой эпизод. В сорок девятом году приехали к нам в гости из Курска Петропавловского района сестра Фекла с мужем Федором. И бабушка решила внучке Фекле пожаловаться на маму и говорит ей:«Мать твоя не обращает на меня никакого внимания. Что сварит, испекёт и в первую очередь кормит мужа, детей, а потом меня садит за стол. Ты поговори с ней, чтобы о на больше уделяла на меня внимания». Внучка Фекла ей ответила:«Я бы на мамином месте вообще тебя держать не стала за такое отношение к ней с детства. И говорить ей ничего не буду. Моли бога, что тятя с мамой тебя еще держат». Видимо слова внучки дали ей понять, что она совершила в молодости и больше не стала у них жить. Уехав от нее она вскоре померла, на похороны, насколько я помню, мама с папой не ездили. Мама с своей сестрой Маврой роднились до определенного времени, но и у них потом потерялась связь. Мне, прожившему шестьдесят с лишним лет, до сих пор не приходит в голову то, как бабушка Александра набралась такой наглости приехать к маме и наводить порядки после такого случая. Почему так случилось, что мама воспитывалась с двух лет в чужих людях, перенесла столько горя и не знала своего родного отца, бабушка Александра решила маму, т.е. свою дочь, утопить в реке, но не смогла, проезжие люди помешали ей. С маминого рассказа было это так. Бабушкин муж, дедушка Иван, находился на действительной службе и она нагуляла маму с другим мужчиной. Аборт видимо сделать не смогла, побоялась бога и родила маму. Прошло два года, бабушка получает известие о том, что муж ее, отслужив действительную службу, возвращается домой. Чтобы не допустить конфликта (он все равно состоялся, потому что шило в мешке не утаишь, а в деревне все знали, что у бабушки была суразка-девочка) она принимает решение избавиться от нагуленной дочери и решила её утопить в реке. И вот, однажды в солнечный день, мать придя с девочкой на реку Чарыш, стала бросать ее в воду. Но девочка испугавшись вцепилась ручонками за шею матери, закричала. Мать не смогла оторвать сразу девочку от себя, а это время она увидела недалеко от того места, где хотела бросить её в воду, ехавших на двух подводах переселенцев. Поняв, что девочку не утопить, она подбежала к ехавшим людям, бросила девочку в телегу и сама убежала. Так бабушка спасла маме жизнь, но она оказалась совершенно у незнакомых людей, которые ехали на новое местожительство, в село Чарыш.

    Восемь лет скиталась мама по разным людям, пока не попала в дом к кулакам Чирковым, которые удочерили её, но как дочь не держали, а была она у них как домработница и кормили они её очень плохо. Как рассказывала мама, всю работу по дому она выполняла самую трудную, а есть приходилось объедки и со свиньями. «Понесу пойло свиньям, наливаю им в корыто, а сама выбираю картошку, кусочки хлеба и ем.» Вспоминая её рассказ у меня наворачиваются слезы на глаза и поднимается такая ненависть в душе на таких людей, которые так по зверски относятся к своим детям.

    Прожила мама так три года и набралась смелости сбежала от Чирковых. Снова осталась на улице, ходила из двора во двор, из деревни в деревню, просила милостиню, нанималась работать, пока не попала в Малый Бащелак. И вот здесь, в Бащелаке, она нашла себе приют, кров у хороших людей, которые её удочерили, воспитали и выдали замуж. Это и были Унжаковы – Ефрем Панфилович и Харитонья Ермиловна. Вечная им память и низкий поклон от всей нашей семьи большой в то время, которые воспитали нашу маму. Со слов мамы, когда она была уже взрослой девушкой, узнала о том, что придя со службы муж бабушки Александры и узнав о том, что произошло, он сильно избил бабушку, возможно и выбил ей глаз, так как на правом глазу у ней было бельмо и требовал от неё, чтобы она разыскала девочку. Но это было безрезультатно, так как девочка была узаконена у других родителей и мама практически возненавидела свою «родную» мать.

    У деда Ефрема и бабушки Харитоньи были и свои дети: сын Анфиноген, дочери Екатерина и Евдокия. И так как мама была старше тети Кати и дяди Анфиногена, она так и осталась старшей сестрой. Мама очень гордилась новыми родителями, что они её приняли хорошо. Как старшая она присматривала за Катей и Анфиногеном, а когда родилась ещё дочь Евдокия, то с ней она и вовсе вовсе водилась. Все они жили дружно и любили друг друга. Я хорошо помню, когда в сорок шестом году приехал к нам в гости, а точнее за беженками дядя Анфиноген Ефремович, у которого были свои дети достаточно взрослые и сам он бывший фронтовик, но маму он никак больше не мог назвать, как няня, а папу – браткой. Позже приезжала тетя Дуся, младшая сестра мамы, у ней вроде бы жизнь немного складывалась по другому, она была боевая, с риском в жизни, всегда говорила: Чтобы прожить, надо рисковать один раз, но сколько жила у нас так и висела на шее у мамы и кроме как «дорогая моя нянюшка», она маму тоже никак не называла. Признаюсь, что тетя Дуся очень крепко любила и меня, т.к. я был последний у мамы и ко мне больше всего было обращено внимание, но тетя Дуся вообще готова была носить меня на руках, но я достаточно уже был взрослый. Мы с ней переписывались, когда я служил в армии, обменялись фото, у нее тогда уже было 2 сына и жила она в Казахстане, но впоследствии затерялись адреса и какова её судьба сейчас не могу сказать.

    Особенно часто рассказывала мама о дедушке Ефреме. Какой он был хороший человек, каковы его нравы, как он относился к бабушке, к своим детям. По ее словам дедушка по характеру был мягким, добродушным, человеком, но любил, чтобы везде был порядок, чистота в доме, не любил, чтобы его обманывали, все должно быть честно и справедливо. Он был лысый, но круглый год ходил без головного убора. И если зимой мороз до сорока градусов и более, то он закрывал уши специальными наушниками. А когда парился в бане, то на голову надевал катанную из овечьей шерсти шляпу, и кожаные галицы на руки. Парился очень сильно, бабушка Харитонья, лежа у двери на полу поливала на каменки воду создавая жар, а он лежал на полке и березовым веником парил себя. Делал он это в два захода. Напарившись, выходил из бани, обкатывал себя холодной водой (если зимой, то вода со льдом) и снова на пориться в таком же жару. Окончив вторую процедуру паренья, снова окупывал себя двумя ведрами холодной воды, одевался и шел в дом отдыхать. После его ухода бабушка открывала дверь бани, наливала себе воды и мылась на полу, так как встать на ноги во весь рост было невозможно из-за высокой температуры. Вот такого дедушку Ефрема любила бабушка Харитонья. Любовь, конечно, была у них взаимной да и без этого и не могло и быть ничего, коль они воспитали таких хороших четверых детей. Когда они покинули Малый Бащелак, а это было в двадцать девятом году, и переехали в г. Бийск, то дедушке Ефрему стыдно стало ходить по городу без головного убора и он купил себе шапку и начал её носить. Но вскоре у него стала болеть голова и он от воспаления головного мозга умер в возрасте пятидесяти пяти лет в начале тридцатых годов. В Бийске остались жить дядя Анфиноген, тетки Екатерина и Евдокия и бабушка Харитонья. В каком году умерла бабушка – наверное, в конце тридцатых годов. Вот такими были мои деды с отцовской и материнской стороны. По характеру они были разные, но трудолюбие и воля к простой крестьянской жизни была общая. Они не любили бездельников и лодырей, сами трудились практически от зари до зари, чему и приучали своих детей. А это у них была самая главная цель в жизни – дать детям все то, что они умели делать сами. Сделать детей потомственными крестьянами на исконно родной земле, которую они обрабатывали всю свою жизнь и кормились от этой земли. Конечно, их реальные мечты до конца не сбылись, т.к. жизнь не стоит на месте, а движется вперед и вносит свои коррективы. Поэтому их детям пришлось ещё много пережить различных трудностей уже в ихней жизни и те планы которые намечали деды у их детей уже будут изменены. Как это случилось? Продолжим в следующих главах.

    *************************************************************************************************************************************

    Категория: ШУМОВ Иван Харитонович | Добавил: Неугомоный (29.03.2015)
    Просмотров: 621 | Теги: СЕМЕЙНЫЙ КОРЕНЬ ... (ШУМОВ И.Х.)
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск
     
    Skype: mordaty68
  • Blog
  • ВЕЛОСИПЕДИСТЫ
  • «МАСТЕРОК»
  • «МУРЗИЛКА»
  • Научно-популярное издание
  • НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ЧЕРЕПАШКИ
  • «ЧЕРНАЯ курица»
  • ИНСУЛЬТ
  • ПЕТРОДВОРЕЦ
  • «ЗДОРОВЬЕ»
  • «МОЯ РЫБАЦКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ»
  • ФЛОРА И ФАУНА
  • ЮННЫЙ ТЕХНИК
  • КВВКУС
  • ХОББИ
  • «ИСКУССТВО РЫБАЛКИ»
  • РЫБОЛОВ
  • РЫБОЛОВ-СПОРТСМЕН
  • Это станок?
  • ПРАВОСЛАВНАЯ КУХНЯ
  • «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА»
  • ДУХОВНЫЕ РЕЦЕПТЫ
  • * YOUTUBE *
  • БЕЛОЗЁРОВ Тимофей Максимович
  • БЕРЕСНЁВ Александр Михайлович
  • БЕХЛЕРОВА Елена
  • БИАНКИ Виталий Валентинович
  • БЛОК Александр Александрович
  • БОНЕЦКАЯ Наталья
  • ВОРОНЬКО Платон Никитович
  • ВАЖДАЕВ Виктор Моисеевич
  • ГЕРЦЕН Александр Иванович
  • ГРИММ, Вильгельм и Якоб
  • ГРИБАЧЁВ Николай Матвеевич
  • ДВОРКИН Илья Львович
  • ДОРОШИН Михаил Федорович
  • ЕРШОВ Пётр Павлович
  • ЕСЕНИН Сергей Александрович
  • ЖИТКОВ Борис Степанович
  • ЖУКОВСКИЙ Валерий Андреевич
  • ЗАЙКИН Михаил Иванович
  • ЗАХОДЕР Борис Владимирович
  • КАПНИНСКИЙ Владимир Васильевич
  • КВИТКО Лев Моисеевич
  • КИПЛИНГ Джозеф Редьярд
  • КОНОНОВ Александр Терентьевич
  • КОЗЛОВ Сергей Григорьевич
  • КОРИНЕЦ Юрий Иосифович
  • КРЫЛОВ Иван Андреевич
  • КЭРРИГЕР Салли
  • ЛЕСКОВ Николай Семёнович
  • МАКАРОВ Владимир
  • МАЛЯГИН Владимир Юрьевич
  • МАМИН-СИБИРЯК Дмитрий Наркисович
  • МАРШАК Самуил Яковлевич
  • МИЛН Ален Александр
  • МИХАЛКОВ Сергей Владимирович
  • МОРИС КАРЕМ
  • НАВРАТИЛ Ян
  • НЕКРАСОВ Андрей Сергеевич
  • НЕЗНАКОМОВ Петр
  • НОСОВ Николай Николаевич
  • ПЕРРО Шарль
  • ПЕТРИ Мерта
  • ПЛЯЦКОВСКИЙ Михаил Спартакович
  • ПУШКИН Александр Сергеевич
  • РОДАРИ Джанни
  • СЕВЕРЬЯНОВА Вера
  • СЛАДКОВ Николай Иванович
  • СУТЕЕВ Владимир Григорьевич
  • ТОКМАКОВА Ирина
  • ТОЛСТОЙ Алексей Николаевич
  • ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
  • ТЫЛКИНА Софья Павловна
  • УСПЕНСКИЙ Эдуард Николаевич
  • ЦЫФЕРОВ Геннадий Михайлович
  • ЧУКОВСКИЙ Корней Иванович
  • ШЕПИЛОВСКИЙ Александр Ефимович
  • ШЕРГИН Борис Викторович
  • ШУЛЬЖИК Валерий Владимирович
  • ШУМОВ Олег Иванович
  • ЮДИН Георгий
  • ЮВАЧЁВ Даниил Иванович(ХАРМС)
  • ЮСУПОВ Нуратдин Абакарович
  • ЯКОВЛЕВА Людмила Михайловна
  •